Стрессовые язвы: профилактика и лечение

Стрессовые язвы (СЯ) — проблема тяжелых больных, находящихся в отделениях интенсивной терапии и реанимации. Ключевыми патогенетическими механизмами СЯ являются снижение кровотока в слизистой оболочке желудка и ацидопептическая агрессия. В профилактике и терапии СЯ предпочтение отдается ингибиторам протонной помпы с низким уровнем лекарственных взаимодействий, отсутствием кумулятивного эффекта и наличием лекарственных форм для парентерального и перорального введений. Данными свойствами обладает, в частности, препарат пантопразол (Контролок). Профилактика стрессовых эрозивно-язвенных поражений включает внутривенное введение Конролока с последующим переходом на пероральный прием данного препарата. Профилактическая терапия снижает частоту развития СЯ и кровотечений из них, улучшает выживаемость пациентов, находящихся в тяжелом состоянии.

Ключевые слова: стрессовые язвы, слизистая оболочка желудка, ингибиторы протонной помпы, пантопразол

Английский ученый Swan J. в 1823 г. впервые установил связь между наличием гастродуоденальных изъязвлений и кровотечений и тяжелым состоянием больных. В последующем появились сообщения о развитии язв, обозначенных термином «стрессовые язвы», у пациентов с ожогами, пневмококковой пневмонией и другими тяжелыми заболеваниями [1].

Стрессовые язвы (СЯ) — это некрозы слизистой оболочки желудка и реже — луковицы 12-перстной кишки, которые развиваются у тяжелых больных, находящихся в хирургических и терапевтических отделениях интенсивной терапии и реанимации. Факторами риска развития СЯ являются тяжелые травмы, включая церебральные, ожоги (более 25 % поверхности тела), большие хирургические операции, сепсис, артериальная гипотензия, дыхательная недостаточность, требующая механической вентиляции, коагулопатии, тромбоцитопения, печеночная недостаточность, острая почечная недостаточность, а также их сочетания. Частота развития СЯ и кровотечений повышается с увеличением числа факторов риска у пациента [9], при этом желудочные кровотечения при СЯ являются прогностически неблагоприятными [2].

Эрозивно-язвенные поражения возникают у 40-100 % больных, находящихся в критическом состоянии, в течение первых часов пребывания в стационаре, а клинически значимые кровотечения из них наблюдаются в 25-30 % случаев [2,3]. При эндоскопическом исследовании верхних отделов пищеварительного тракта, проведенном в пределах 18 часов от поступления в стационар и через определенные интервалы, у 74 % больных, находящихся в палатах интенсивной терапии, имелось повреждение слизистой оболочки желудка или 12-перстной кишки, и практически у половины из них не было признаков кровотечения [1].

Смертность и летальность, ассоциированные с осложнениями СЯ, высоки, что требует проведения лечебных мероприятий для профилактики их развития. В ретроспективном исследовании Skfflman J. и работах других авторов показано, что более чем у 80 % пациентов из хирургических и 100 % — из терапевтических палат интенсивной терапии причиной смертности явилось кровотечение из СЯ [4,5]. Однако в настоящее время в связи с усовершенствованием тактики ведения больных в палатах интенсивной терапии и внедрением терапии, направленной на профилактику развития СЯ, смертность от желудочных кровотечений существенно снизилась.
Патогенез стрессовых язв

Установлено, что желудок является одной из главных мишеней органных повреждений у больных, находящихся в критическом состоянии, в связи с тем что его слизистая оболочка постоянно контактирует с внутрипросветными эндогенными повреждающими субстанциями, к которым относятся соляная кислота, пепсин, а также забрасываемые в желудок желчь и панкреатические ферменты. Важная роль в повреждении слизистой оболочки желудка (СОЖ) принадлежит также гематогенным эндогенным повреждающим факторам. К ним относятся: провоспалительные и вазоактивные медиаторы, продукты нарушенных метаболических процессов в организме (мочевина, мочевая кислота и др.) и ряд экзогенных повреждающих субстанций (вирусы, бактерии и их токсины, лекарства, химические вещества, соли тяжелых металлов и др.), поступающих в организм, минуя желудочно-кишечный тракт. Под влиянием экзогенных и эндогенных ксенобиотиков в СОЖ нарушаются метаболические процессы, что приводит к появлению новых биологических субстратов, оказывающих деструктивный эффект [6]. Основные механизмы действия повреждающих СОЖ агентов [7]:

* падение трансмембранного потенциала поверхностного эпителия, способствующего обратной диффузии водородных ионов в СОЖ;
* деградация пристеночной слизи и повреждение поверхностного эпителия СОЖ;
* индукция синтеза провоспалительных субстанций в СОЖ;
* блокада продукции противовоспалительных тканевых простагландинов и АТФ;
* активация тканевых фосфолипаз и перекисного окисления липидов в эпителии СОЖ;
* нарушение кровотока и сосудистой проницаемости в СОЖ.

В норме желудочная цитопротекция включает большой спектр внутрипросветных и тканевых механизмов, взаимодействие которых обеспечивает целостность СОЖ и ее устойчивость к факторам агрессии. Протективные механизмы СОЖ находятся в тесном взаимодействии и регулируются нервными и гуморальными механизмами с участием нейропептидов и вазоактивных медиаторов.

Слизистый протективный барьер желудка имеет три линии защиты [8]. Первая включает слизь, желудочную и дуоденальную секрецию бикарбонатов, гидрофобный слой слизистой оболочки желудка и 12-перстной кишки. Слизь представляет собой водонерастворимый гель, состоящий из глико-протеиновых полимеров, тесно прилегающих к поверхности эпителиальных клеток. В состав слизи входят иммуноглобулин A (IgA), лизоцим, лактоферрин и другие компоненты. Слой слизи защищает СОЖ от физических и химических воздействий, соляной кислоты и пепсина, от бактерий вирусов и их токсинов. Секреция бикарбонатов уменьшает агрессивные свойства соляной кислоты и повышает уровень рН защитного слоя слизи.

Вторую линию защиты СОЖ составляет эпителиальный барьер. Апикальные поверхности покровного желудочного эпителия и межклеточные соединения чрезвычайно устойчивы к обратной диффузии ионов водорода (Н+) благодаря наличию на их базолатеральных поверхностях двух транспортных систем, удаляющих водородные ионы из СОЖ. Целостность данного барьера регулируется эндогенными ростовыми факторами, одним из которых является трансформирующий фактор роста a. В состав данного барьера входят тканевые субстанции, содержащие сульфгидрильные группы (глутатион- и тиолсодержащие протеины), которые являются мощными естественными антиоксидантами, а также ловушками для свободных радикалов водорода и кислорода, включая экзогенные, поступающие со слюной и пищей. Определенная роль в поддержании второй линии защиты принадлежит компонентам врожденного и адаптационного иммунитета (Toll-подобные рецепторы, антибактериальные пептиды, a- и b-дефенсины, IgA и др.), обеспечивающим устойчивость СОЖ к внедрению патогенных бактерий, вирусов и их токсинов.

Третья линия защиты включает нормальный кровоток, который способствует удалению Н+, обеспечивает энергией метаболические процессы, поддерживает первую и вторую линии защиты, а также репаративные процессы в СОЖ.

В тяжелых стрессовых ситуациях нарушается взаимодействие между факторами агрессии и защиты СОЖ, в результате чего возникают эрозивно-язвенные процессы. Пусковым звеном в патогенезе развития СЯ является артериальная гипотензия, приводящая к нарушению непосредственно третьей линии и опосредованно — первой и второй линий защиты СОЖ, создавая условия, при которых нормальный и даже сниженный уровни желудочной секреции существенно повышают свой агрессивный потенциал.

В многочисленных экспериментах на животных показано, что даже кратковременный геморрагический шок вызывал развитие язв в СОЖ. В течение первых минут после индукции шока в желудке возникают очаговые зоны, в которых СОЖ бледнеет, в последующем на ней появляются геморрагические высыпания и поверхностные изъязвления [10,11]. Эти изменения связаны с повреждением сосудов в результате повышенного влияния симпатической нервной системы [12].

Роль соляной кислоты и пепсина в патогенезе СЯ неоспорима, что подтверждено результатами клинических исследований и многочисленных экспериментов на животных. Так, в моделях на собаках показано, что во время шока промывание СОЖ щелочными растворами предупреждает развитие СЯ [13], а инсталляция кислых растворов приводит к их возникновению [14]. Наличие в просвете желудка солей желчных кислот в условиях ишемии и присутствия соляной кислоты также вызывает формирование СЯ [15]. Определенную роль в патогенезе язвообразования играет снижение концентрации простагландинов в желудочной слизи [16].
Лечение и профилактика образования стрессовых язв

Основные направления профилактики, терапии СЯ и связанных с ними желудочно-кишечных кровотечений:

* коррекция гемодинамических расстройств;
* снижение продукции факторов агрессии (соляной кислоты, пепсина);
* повышение защитных свойств СОЖ. Чрезвычайно важен ранний перевод тяжелых больных на энтеральное питание, что существенно уменьшает частоту развития язв и кровотечений.

Ведущая роль в профилактике и терапии СЯ принадлежит лекарственным средствам, существенно снижающим продукцию соляной кислоты, а следовательно, и активность пепсина. С появлением в арсенале кислотодепрессивных средств ингибиторов протонной помпы (ИПП) используемые ранее с этой целью антациды и Н2-блокаторы в настоящее время признаны недостаточно эффективными [17].

В результате многочисленных сравнительных рандомизированных исследований установлено преимущество ИПП в способности блокировать продукцию соляной кислоты, увеличивать скорость рубцевания язв и эрозий, снижать частоту хирургических вмешательств и рецидивов кровотечений при пептических язвах, а также повышать эффективность эрадикационной терапии при инфекции, вызванной Helicobacter pylori [18,19]. В группу ИПП входят: омепразол, эзомепразол, пантопразол, лансопразол и рабепразол, которые различаются между собой радикалами в пиридиновом и бензимидазольном кольцах, а также некоторыми фармакокинетическими и фармакодинамическими свойствами.

Контролок в отличие от омепразола и эзомепразола не аккумулируется в организме после приема повторных доз. Так, после внутривенного введения Контролока в дозе 30 мг/сут в течение 5 дней показатели фармакокинетики оказались сравнимыми с таковыми, полученными после его однократного внутривенного введения. При этом установлено, что площадь под кривой «концентрация-время» (AUC) составила 5,35 мг.ч/л, максимальная концентрация в плазме крови (Cmax) — 5,26 мг/л, период полувыведения (t1/2) -1,11 часа. При фармакокинетических исследованиях пантопразола при пероральном приеме в дозах от 10 до 80 мг и внутривенном введении в дозе 240 мг его концентрация в сыворотке/плазме крови имела линейный характер. Эти свойства существенно отличают Контролок от омепразола, при повышении дозы которого в том же диапазоне площадь под кривой AUC изменяется непропорционально, t1/2 увеличивается уже после однократного внутривенного введения [20-22].

Важным свойством Контролока, делающим его препаратом выбора в терапии СЯ, является отсутствие необходимости коррекции дозы у пациентов пожилого возраста, а также при почечной и печеночной недостаточности [20].

Различия фармакокинетики ИПП обусловлены так же особенностями их взаимодействия с системой цитохрома Р450.

В клиническом плане помимо кислотодепрессивного эффекта чрезвычайно важными свойствами, которые учитываются при выборе ИПП, являются: низкий уровень взаимодействия с другими лекарственными средствами, отсутствие кумулятивного эффекта при длительном применении, а также наличие лекарственной формы для парентерального введения, необходимой для профилактики и терапии СЯ и желудочно-кишечных кровотечений. По данным параметрам выгодно отличается пантопразол (Контролок), имеющий значительно более узкий спектр лекарственного взаимодействия по сравнению с другими представителями группы ИПП. Так, в ряде клинических исследований показано, что Контролок не взаимодействует с антацидными средствами, антипирином, кофеином, оральными контрацептивами, этанолом, глибенкламидом, левотироксином натрия, метопрололом, пироксикамом, теофиллином, амоксициллином, кларитромицином, диклофенаком, напроксеном, диазе-памом, карбамазепином, дигоксином, нифедепином, варфарином, циклоспорином, такролимусом и др., что позволяет использовать его в комплексном лечении пептических изъязвлений различного генеза [20].

Для профилактики развития СЯ пантопразол (Контролок) назначают внутривенно по 40 мг каждые 12 часов до стабилизации состояния больного и перевода его на энтеральное питание. В связи с тем что кисЛотоассоцииро-ванные поражения СОЖ возникают в течение 24 часов от начала стрессовой ситуации, парентеральное введение Контролока должно начинаться сразу после поступления больного в палату интенсивной терапии, а при проведении плановых операций — во время анестезии, в т. ч. и для профилактики кислотоаспирационного синдрома [2,23]. По мере стабилизации состояния больного и переводе его на энтеральное питание парентеральное введение Контролока отменяют, и он принимается перорально.

В связи с разными фармакокине-тическими и фармакодинамическими свойствами ИПП (например, максимальный кислотодепрессивный эффект достигается при использовании Контролока с приема первой дозы, а омепразола — на 7-е сутки) необходимо пролонгировать пероральную терапию тем же препаратом, который вводился парентерально, или переводить больного на Контролок. Продолжительность лечения и суточная доза ИПП определяются индивидуально в зависимости от клинической картины заболевания и состояния СОЖ. В среднем для рубцевания стрессовых эрозивно-язвенных поражений требуется 4-недельный курс терапии ИПП.

Определенная роль в лечении, но не в профилактике СЯ принадлежит цитопротекторам — Де-Нолу (висмута трикалия дицитрату) и сукральфату. При этом следует отметить, что в виде монотерапии они малоэффективны, а в сочетании с ИПП Де-Нол увеличивает скорость и улучшает качество рубцевания язв, в то время как сукральфат в слабокислой и щелочной среде не оказывает лечебного эффекта.

Примерная схема ведения пациента с СЯ выглядит следующим образом:

* в течение 3-7 дней Контролок внутривенно в дозе 40 мг каждые 12 часов;
* затем в течение 7 дней Контролок перорально в дозе 40 мг 2 раза в сутки;
* затем до 4 недель Контролок перорально в дозе 40 мг 1 раз в сутки (прием в 17-18 часов);
* после перевода больного на пероральный прием Контролока назначают Де-Нол в дозе 120 мг 4 раза или 240 мг 2 раза в сутки, в среднем на 2 недели.

Данная схема назначения препарата существенно снижает ацидопептическую агрессию в желудке у больного, находящегося в наиболее опасном периоде, блокирует ночную секрецию соляной кислоты и снижает риск развития нозокомиальных пневмоний.
Заключение

Таким образом, СЯ являются проблемой тяжелых больных, находящихся в отделениях интенсивной терапии и реанимации. Профилактическая терапия препаратом Контролок, применяемым парентерально с последующим переходом на пероральный прием, предупреждает развитие СЯ и кровотечений из них, способствует их рубцеванию, улучшая выживаемость пациентов, находящихся в тяжелом состоянии.
Литература

7. Wilcox C.M., Spenney J.G. Stress ulcer prophylaxis in medical patients: who, what, and how much. Am J Gastroenterol 1988; 83(11): 1199-211.

2. Гельфанд Б.Р., Гурьянов А.В., Мартынов А.Н. и др. Профилактика стресс-повреждений желудочно-кишечного тракта у больных в критических состояниях // Consilium medicum. 2005. Т. 7. № 6. С. 464-7.

3. Fennerty M.В. Pathophysiology of the upper gastrointestinal tract in the critically ill patient: rationale for the therapeutic benefits of acid suppression. Crit Care Med 2002; 30: S351-5.

4. Skillman J.J., Bushnell L.S., Goldman H., et al. Respiratory failure, hypotension, sepsis and jaundice: A clinical syndrome associated with lethal hemorrhage from acute stress ulceration of the stomach. Am J Surg 1969; 117: 523-30.

5. Di Fiore F., Lecleire S., Merle V. et al. Changes in characteristics and outcome of acute upper gastrointestinal haemorrhage: a comparison of epidemiology and practices between 1996 and 2000 in a multicentre French study. Eur J Gastroenterol Hepatol 2005; 17: 641-47.

6. Яковенко A.3., Григорьев П.Я., Яковенко Э.П. и др. Цитопротекторы в терапии заболеваний желудка. Оптимальный подход к выбору препарата // Клиническая и экспериментальная гастроэнтерология. 2006. № 2. С. 56-60.

7. Whittle B.J.R. Protective mechanisms of the gastric mucosa / Gustavsson S., Kumar D., Graham D.Y. (eds). The stomach. — Edinburgh, London, Madrid: Churchill Livingstone 1992: 81-101.

8. Powell D.W. Physiological concepts of epithelial barriers / Allen A. (Ed.).

9. Mechanisms of mucosal protection in the upper gastrointestinal tract. New York: Raven Press 1984: 1-6.

10. Никода В.В., Хартукова H.E. Применение ингибиторов протонной помпы в интенсивной терапии и реанимации // Фарматека. 2008. № 6. С. 9-15.

11. Harjola P., Sivula A. Gastric ulceration following experimentally induced hypoxia and hemorrhagic shock: In vivo study of pathogenesis in rabbits. Ann Surg 1966; 163: 21-8.

12. Mersereau W.A., Hinchey E.J. Effect of gastric acidity on gastric ulceration induced by hemorrhage in the rat, utilizing a gastric chamber technique. Gastroenterology 1973; 64: 1130-35.

13. Arabehety J.T., Dolcini H., Grey S.J. Sympathetic influences on the circulation of the gastric mucosa of the rat. Am J Physiol 1959; 197: 915-22.

14. Moody F.G., Aldrete J.S. Hydrogen permeability of canine gastric secretory epithelium during formation of acute superficial erosions. Surgery 1971; 70: 154-60.

15. Zinner M.J., Turtinen L, Gurll N.J. The role of acid and ischemia in production of stress ulcers during canine hemorrhagic shock. Surgery 1975; 77: 807-16.

16. Ritchie W.P. Acute gastric mucosal damage induced by bile salts, acid, and ischemia. Gastroenterology 1975; 68: 699-707.

17. Ritchie W.P. Prostaglandins: A surgeon’s perspective. Dig Dis Sci 1986; 31: S. 32-4.

18. Яковенко Э.П., Яковенко А.В., Агафонова Н.А. и др. Пептические язвы, патогенетические подходы к терапии // Фарматека. 2008. № 6. С. 62-67.

19. Leontiadis G.l., Sharma V.K., Howden O.N. Proton pump inhibitor treatment for acute peptic ulcer bleeding. Cochrane Database Syst Rev 2006; 25(1): CD002094.

20. Morris J., Karlstadt R., Blatcher D., et al. Intermittent intravenous pantoprazole rapidly achieves and maintains gastric pH > 4,0 compared with continuous infusion H2-receptor antagonist in intensive care unit patients [abstract]. Crit Care Med 2001; 29: A147.

21. Huber R., Hartmann M., Bliesath H., et al. Pharmacokinetics of pantoprazole in man. IntJ Clin Pharmacol Ther 1996; 34(5): 185-94.

22. Andersson T., Cederberg C., Heggelund A. The pharmacokinetics of single and repeated once daily dose of 10, 20 and 40 rrfy omeprazole as enteric coated granules. Drug Invest 1991; 3: 45-52.

23. Bliesath H., Huber R., Hartmann M., et al. Dose linearity of the pharmacokinetics of the new H+/K+-ATPase inhibitor pantoprazole after single intravenous administration. Int J Clin Pharmacol Ther 1994; 32(1): 44-50.

24. Tryba M., Cook D. Current guidelines on stress ulcer prophylaxis. Drugs 1997; 54: 581-96.

Читать полностью

Новые горизонты психологии здоровья открылись для психологов ПГЛУ

Около 10 лет назад развитие психологии здоровья явилось относительно молодой, и бурно развивающейся наукой. Многим казалось, что она развивается из клинической психологии, и имеет ряд специфических задач. Основой этой к классификации явилась биопсихосоциальная модель развития болезней, которая описывает возникающие болезни и расстройства, как результирующие биологических, социальных и психологических факторов (1). При этом любая болезнь или расстройство имеет в своем составе биологический, социальный и психологический компонент. Так, например, при сахарном диабете, биологическим компонентом выступает недостаток инсулина, социальным – сидячий образ жизни, стрессы и избыточное углеводно-жировое питание, психологическим — является соматизированная тревожность и депрессия, неспособность личности конвертировать ежедневные стрессы в физическую активность и методы релаксации, гедонистическая акцентуация субъекта на сиюминутных наслаждениях, как еда, деньги, секс, душевная внутренняя лень, телесный покой, аффективные и когнитивные расстройства личности (2,3).

Выделившись из психологического консультирования по вопросам сохранения и укрепления здоровья, психология здоровья первоначально отталкивалась от представлений клинической психологии, рассчитанных на выявление клинических нарушений, обследование и тестирование, постановку диагноза, и последующую терапию интерперсональными, когнитивными и поведенческими методами. Впоследствии, не умаляя клинического психологического компонента консультирования, психологическое консультирование по вопросам здоровья стало использовать прямо противоположные принципы вмешательства, похожие на инженерное проектирование. При этом консультант вычленяет факторы и модальности, не подлежащие изменению (А), подлежащие частичному изменению (Б), и подлежащие полной модификации (С). Из факторов, подлежащих модифицированию, формируется совершенно новая конструкция, образа, мыслей, чувств, представлений, поведения клиента, которая, после форматирования через клиент-центрированный метод,, становится абсолютно приемлемой для клиента, подлежит генерализации (включению в повседневную жизнь). Для этого психологический консультант перевоплощается из роли исследующего и образующего пациента учителя, в роль эмпатического и воодушевляющего тренера (coaching), доводящего новые навыки до состояния генерализации и помогающего преодолеть все барьеры к изменению нового поведения, сдающего новый стиль жизни и восприятия «под ключ». При этом на первый план выступают сформированные новые системы мышления и восприятия, помогающие создать новую реальность.

Так школьник, подвергался систематическим нападкам со стороны родителей и учителей за плохую успеваемость по ряду предметов. Формировался порочный круг, когда большее давление, упреки и замечания делали его все более замкнутым и озлобленным, так как в основе недостаточных навыков лежал его первоначальный когнитивный дефицит. Создавалась неэффективная модель: Если ты плохо занимаешься, значит, ты глупый. Была создана новая эффективная модель: ты не глупый, а очень умный, и объясняешь глупым родителям, все новое, узнанное по этим предметам. Модель сопровождалась повышением самооценки, усилением мотивации (все надо объяснять маме), эмоциональной заинтересованностью всей семьи.

Детальное объяснение нового материала родителям сыграло позитивный эффект. Это подтвердило педагогическую гипотезу, что самое эффективное обучение происходит тогда, когда обучающийся обучает.

Психология здоровья – новая наука, изучающая понимание того, как биология, стиль жизни и поведения, а также социальный контекст влияет на состояние здоровье и реабилитации. Психологи здоровья работают рядом с врачами, священниками, медицинским персоналом, политическими партиями, социальными работниками и службами стремясь изменить стереотипы жизненного стиля, поведения и общественного обуславливания здоровья, преподают в университетах, и проводят исследования, изучающие связь биологии, психологии, и социальных детерминант болезни и здоровья. Хотя зарождение психологии здоровья связано с клинической психологией, в дальнейшем, эти науки значительно разошлись в своих целях, методах, а также инструментах влияния на пациента. Четыре отдельных направления включают клиническую психологию, психологию здоровья, социопсихологию здравоохранения и общественного здоровья, профпсихологию здоровья с четким разделением задач, методов и инструментов влияния (4).

Новые достижения в психологической науке, медицине и физиологии привели общество к новому пониманию здоровья и болезни. Это переосмысление, было зафиксировано биопсихосоциальной моделью, здоровье и болезнь представлены в ней, как продукт комбинации разных факторов, включая биологические (например, генетическое предрасположение), поведенческие (например, образ жизни, стресс, индивидуальные взгляды и убеждения по здоровью), социальные условия ,например, культурные стереотипы, семейные отношения, социальные отношения и взаимодействия организма и среды.

Психологов, которые стремятся понять, как биологические, поведенческие, и социальные факторы влияют на здоровье и болезнь, называют психологами здоровья. Термин: «психология здоровья» часто используется совместно с терминами: «поведенческая медицина», «медицинская психология». Психологи здоровья работают совместно с другими профессионалами здравоохранения (например, врачами, дантистами, медсестрами, помощниками врача, врачами — диетологами, социальными работниками, фармацевтами, физиотерапевтами, инструкторами ЛФК, профессиональными врачами, и священниками), чтобы провести необходимые исследования, организовать и обеспечить качественные услуги в сохранении здоровья, психосоциальной помощи и реабилитации. Много психологов здоровья сосредотачиваются на стратегиях предотвращения болезней, и их вмешательства укрепляют здоровье, а также сокращают риски возникновения заболеваний. В то время, как большая половина психологов здоровья обеспечивает индивидуальные консультативные и габитуативные (навыкостные) услуги, значительная часть их работают на неклинических позициях, обучая пациентов думать и вести себя по-другому, таким образом, влияя на когнитивный и поведенческий аспекты здоровья. Некоторые психологи помогают пациентам изменить социальный, культуральный, семейный, и психологически-личностной компонент здоровья, другая часть занимается обучением персонала корпораций и проводит необходимые исследования. Ведущие международные журналы по Психологии Здоровья, это: Health Psychology, the Journal of Health Psychology, the British Journal of Health Psychology, and Applied Psychology: Health and Well-Being, выпускаемые в США, Канаде, Японии и Великобритании.

Существенным отличием от клинической психологии в психологии здоровья являются проектные методы, позволяющие обучать пациента новым когнитивным, аффективным, габитуативным (навыкостным) и конативным методам, способным инициировать новое целесообразное поведение, эффективное для сохранения и укрепления здоровья. Такие направления, как создание новых психосоциальных решений через инновационные методы проектирования, пришедшие к нам из методологии изобретательства (5), содержат в себе уникальный потенциал изменения личности, и составляют «золотой арсенал» психолога здоровья, в особенности «синектика» и «фундаментальный метод проектирования Матчета» (6).

Психология здравоохранения — ориентируемое на большие группы населения научное направление, исследующее потенциальные связи между психосоциальными факторами и здоровьем на популяционном уровне. Психологи здравоохранения представляют результаты исследования педагогам, организаторам, и управленцам здравоохранения, чтобы развить потенциально лучшее здравоохранение для общества. С психологией здравоохранения контактируют эпидемиологи, генетики и статистики. Разрабатываются специализированные вмешательства для критических популяционных групп (малообразованных, одиноких, социально запущенных, беременных) как и для населения в целом.

Общинная психология здоровья – исследует факторы существования малых групп, общин и сообществ, развивает эффективные вмешательства в сообщества, с учетом их культуральных и видовых особенностей для предотвращения заболеваний, и развития умственного и физического здоровья. Общественная поддержка в этих случаях выступает мощным ускорителем эффективности проводимых программ.

Жизнеопределяющая (критическая) психология здоровья — изучает влияние финансовых и властных инструментов на здоровье и поведение, системы здравоохранения и политику. Она рассматривает принципы социальной справедливости, универсальные права на здоровье людей всех рас, возрастов, национальностей и религий. Психологи этого направления помогают развивать право каждого жителя земли на охрану и укрепление здоровья, борются с неравенством и дискриминацией в области здоровья. Ведущая органи-

зация в этой области — International Society of Critical Health Psychology.

Психология здоровья использует разнообразные методы исследования в своей практике, включающие эксперименты, рандомизированные, лонгитудинальные исследования, временные проекты, секционные и частные исследования, контрольные и опытные группы.

Психологи здоровья изучают широкий диапазон переменных, включая генотип, сердечнососудистые болезни, курение, религиозные взгляды, потребление алкоголя, социальную поддержку и регуляцию, условия жизни, эмоциональный фон, и расстройства, принадлежность к социальным прослойкам и группам, и многое другое. Некоторые психологи здоровья обеспечивают помощь при расстройствах сна, головных и поясничных болях, алкоголизме, курении. Другая часть работающих в корпорациях психологов здоровья берет под контроль здоровье всего коллектива и улучшает качество жизни всего профессионального сообщества.

Клиническая психология здоровья – включает образование в области расстройств здоровья и методы изменения или замены поведения более функциональными паттернами..

Отношение психологии здоровья к проф. психологии (психологии труда).

Проф. психология здоровья — отдельная, но связанная с ней дисциплина, профессиональная психология здоровья — относительно новая область, которая появилась из слияния психологии здоровья и индустриальной/организационной психологии. Она занимается изучением и идентификацией психосоциальных особенностей и характеристик рабочих мест, их влияния на здоровье и благосостояние работающих людей. Она организует и фацилитирует стратегии изменения на рабочих местах, для улучшения состояния здоровья работающих.

Цели психологии здоровья

Понимание поведенческих и контекстных факторов

Психологи здоровья проводят исследования, для идентификации поведения и социальных событий, которые влияют на здоровье, дают начало болезням, и усиливают эффективность здравоохранения. Они также рекомендуют способы улучшения здравоохранения и профилактической помощи (7). Психологи здоровья действуют на факторы риска развития болезней: нормализуют вес, улучшают качество и стиль жизни, внедряют принципы правильного питания с учетом культуральных и общинных норм., чтобы развить здоровье и предотвратить болезнь. Они также изучают связи между болезнью и индивидуальными особенностями. Например, психология здоровья установила связи между поиском острых ощущений у молодежи, импульсивностью, эмоциональной неустойчивостью, депрессией, с одной стороны, и рискованным поведением — с другой (8).

Психология здоровья также изучает контекстные факторы, включая экономический, культуральный, общинный, социальный, и факторы образа жизни, включая модели влияния на пациента. Биопсихосоциальная модель помогает понять отношения между контекстными факторами и биологией при воздействии на здоровье. Физический и эмоциональный статус играет важную роль в прекращении или продолжении курения. Табачная реклама также вносит свой вклад в психологическую зависимость от табака (9). Исследования в профессиональной психологии здоровья указывают, что на рабочих местах, с монотонным трудом и высокой психологической рабочей нагрузкой, — в 2 раза увеличивается заболеваемость сердечнососудистыми расстройствами (10). Другие исследования показывают линейную связь между безработицей и повышениями кровяного давления (11).

Психологи здоровья стремятся изменять поведение пациентов с двойной целью: помочь людям оставаться здоровыми и помогать пациентам придерживаться целесообразных режимов лечения и компенсации болезни. При этом используется познавательная терапия поведения и прикладной бихевиоральный анализ (Applied behaviour analysis или поведенческая модификация (Behaviour modification).

Предотвращение болезней.

Психология здоровья обеспечивает усиление и развитие здоровья через специальные методы изменения поведения, описываемые выше, хотя используются и другие эффективные методы психологических интервенций, как проектирование и метод Матчетта. Для этого психологи здоровья информируют компании относительно целей и средств вмешательства при табачной зависимости. Наименее способные к навыкам здоровья зависимы от курения больше. Табак предоставляет людям косвенный химический путь управления собственным эмоциональным состоянием, снижение повседневного стресса, снижение чувства одиночества и уязвимости(12). Практики подчеркивают важную роль целевого образования и эффективной коммуникации, как этапа предотвращения болезни, потому, что много людей не признают, или подсознательно минимизируют, риски курения в их жизни. Многие люди неспособны применить знания и навыки методов здоровья вследствие каждодневных забот и невежественности. Антитабачные компании – обычный пример развития мотивации и навыков к прекращению курения на основе развития информированности и позитивной аффективности с целью сокращения зависимости от сигарет (13). Психологи здоровья также стремятся обучать работников здравоохранения, включая врачей и медсестер, передаче эффективных навыков пациентам в преодолении курения, предотвращении барьеров и препятствий в процессе отвыкания, и осуществлению эффективных стратегий для повышения результата (14).

Есть также свидетельства в профессиональной психологии здоровья, что вмешательства, сокращающие стресс на рабочем месте могут быть эффективными. Например, Kompier и его коллеги (15) показали, что множество вмешательств, нацеленных на сокращение стресса у водителей автобусов имело благоприятные воздействия на уровень здоровья и травматизма служащих.

Эффекты болезни

Психологи здоровья исследуют, как болезнь затрагивает психологическое благосостояние людей. Больной человек становится психологически неуравновешенным, депрессивным, много других жизненных стрессоров усугубляют его состояние. Стрессоры включают биологические и медицинские проблемы, дополнительную соматизацию, чувство социальной отчужденности и стигматизации, резкое изменение социального статуса, прекращение социальной заботы об иждивенцах; потерю смысла жизни, стратегических целей и уверенности в своих силах. Эти стрессоры могут привести к высокой тревожности и депрессии, уменьшению чувства собственного достоинства, и т.д. (16).

Психология здоровья стремится максимально повысить качество жизни и душевное благополучие людей, с неизлечимыми и терминальными состояниями. Когда маловероятно выздоровление, психологи здоровья могут улучшить качество жизни пациента, восстанавливая её психологического благосостояние (17). Психологи здоровья также предлагают лучшие методы обеспечения терапевтических услуг для понесших тяжелую утрату лиц.

Критический анализ политики в области здоровья

Критические психологи здоровья исследуют, как политика здоровья может влиять на несправедливость, неравенство, и социальную несправедливость. Эти направления исследования расширяют возможности психологии здоровья вне уровня индивидуального здоровья в экспертизе социально-экономических детерминантов здоровья в сравнении между областями, общинами и нациями. Индивидуализм господствующей психологии здоровья неоднократно критиковался, и были вскрыты многие социальные противоречия для использования более новых качественных методов исследования здоровья и поведения (18).

Применения психологии здоровья

Улучшение пациент-доктор коммуникации.

Психологи здоровья пытаются помочь процессу коммуникации между врачом и пациентом в течение всего терапевтического процесса и реабилитации. Существует множество проблем в этом процессе: нехватка понимания условий и особенностей лечения, сроков выздоровления, приверженности врачебным рекомендациям. Важная область исследования — это сосредоточенность врача и пациента на целях и условиях консультации, достижения когнитивного и поведенческого понимания. Консультации врачей зачастую носят директивный характер и страдают когнитивно-поведенческим дефицитом: пациент не до конца уясняет, что от него требуется, зачастую он – амбивалентен, и не настроен на аккуратное и точное исполнение указаний. Этот стиль предпочтителен с пожилыми людьми, и некоторых этот подход вдохновляет. Другие предпочитают сосредоточенные на пациенте консультации, которые модулируются потребностями пациента, и вовлекают врача, слушающего пациента в диалоговую систему принятия решения, с вовлечением пациента в процесс выбора лечения и постановки диагноза (19).

Улучшение приверженности медицинскому совету

Достижение следования медицинским советам и удержание их в терапевтическом режиме лечения — трудная задача для психологов здоровья. Люди часто забывают принимать лекарства или пугаются их побочных действий. Прекращение приема лекарств или назначений, является дорогостоящим мероприятием, ведет к провалу лечения, и является опасным для жизни, кроме того эти лекарства не используются, а пропадают впустую. Предполагаемые нормы приверженности трудно оценить; однако, ясно, что приверженность могла быть улучшена, за счет изменения программ лечения, и их адаптации к конкретному стилю жизни и потребностям людей (20).

Психологи здоровья разработали множество способов измерить приверженность пациентов медицинским режимам.

Подсчет числа таблеток в бутылке и обнаружение неиспользованных лекарств, или предписаний (диеты, гимнастики) – иногда скрываются пациентами, но служат дальнейшей основой выявления недоверия к пациенту. При этом врачебные назначения должны быть заново переосмыслены пациентом и заново мотивированы.

Используются также дневники или самосообщения пациентов или их родственников, хотя вся эта информация может тоже содержать потенциальную ложь.

Выяснение уровня приверженности требуют особой атмосферы доверия, скрытого контроля или конфиденциальности.

Иногда используются бутылки с микстурами, отражающие, сколько раз их открывали, или какую часть лекарств использовали, однако, это не решает 100% проблему согласия с лечением.

Управление болью.

Психология здоровья пытается найти, какое лечение значительно уменьшает боль в отличие от эпизодического обезболивания уколами и лекарствами, как лучше помочь при каузалгиях и невралгиях, фантомных болях. Хотя задача измерения и описания боли достаточно сложна, развитие Анкетного опроса Боли McGill — McGill Pain Questionnaire (21) помогло развить успехи в этой области. В противоболевое лечение включается биологическая обратная связь, иглоукалывание, методики управляемого воображения, и познавательная терапия поведения ( cognitive behavior therapy ).

Существующие Магистерские программы по психологии здоровья в мире:

Университеты Австралии

— Deakin University Melbourne, Australia

Университеты Великобритании

— City University, London

Университеты США

— Appalachian State University

— Bowling Green State University

— City University of New York, Graduate School and University Center(health track)

— Colorado State University

— East Carolina University

— Indiana University Purdue University, Indianapolis

— Kent State University

— Mount Sinai School of Medicine

— Ohio University

— Pennsylvania State University

— San Diego State University and University of California, San Diego

— State University of New York (SUNY) Upstate Medical University

— Stony Brook University

— Syracuse University

— University of California, Irvine

— University of California, Los Angeles

— University of California, Merced

— University of California, Riverside

— University of California, San Francisco (Post-doctoral program only)

— University of Cincinnati

— University of Colorado, Denver

— University of Florida

— University of Kansas

— University of Miami

— University of North Carolina at Charlotte

— University of Pittsburgh

— University of Rochester, School of Medicine & Dentistry (Post-doctoral fellowship, within clinical ψ)

— University of South Florida

— University of Texas Medical Branch, Galveston (Post-doctoral fellowship, within clinical health ψ)

— VA Connecticut Healthcare System (Post-doctoral residency in clinical health ψ only)

— Virginia Commonwealth University, Department of Psychiatry (Post-doctoral fellowship, within clinical health ψ)

— Virginia State University, Department of Psychology (Clinical Tract and Behavioral & Community Health Sciences (BCHS) Tract)

Yeshiva University (Ferkauf School of Psychology; PhD with health emphasis)
Rutgers University (specialization in intradisciplinary [sic] health)
Fordham University (clinical program with health specialization)
Kent State University
La Salle University (concentration in Health Psychology).

Университеты Канады:

— McGill University

— University of British Columbia

— York University

 

Психология здоровья тесно связана с направлениями психосоматической медицины, соматопсихической медицины, поведенческой медицины, когнитивно-поведенческой терапии, Mind-body (холистической) медицины.

Психосоматическая медицина – междисциплинарная медицинская область, изучающая отношения психологических, социальных и поведенческих детерминант биологических процессов, благополучия человека и животных. Влияние сознания и духа на физиологические процессы включают исследования физических расстройств, которые базируются на постулате, что умственное состояние, значит более, чем травмы или физические недостатки, и закреплено во фразе «сила внушения», используя «позитивное мышление» и концепцию «здоровый дух формирует здоровое тело».

Есть мнение, что пословица «В здоровом теле здоровый дух» была неверно переведена в России, в 30-ые годы. Оригинальный перевод должен был звучать так: «Здоровый дух творит здоровое тело», что синонимично положениям Нового Завета.

Положения психосоматической медицины за счет развития психонейроэндокринологии удачно подтвердили свою эффективность в неврологии (боли), дерматологии (экземы, дерматиты), гастроэнтерологии (язва, гастриты, синдром раздраженного желудка, функциональные расстройства желудка), кардиологии. Основной европейский учебник по психосоматической медицине объемом более 1000 страниц, выдержал более 6 изданий (22).

Еще в средние века, в Исламе, болезнь трактовалась, как нарушение взаимодействия разума и тела. Древние врачи понимали, что физиология и психология пациента имеют взаимные эффекты влияния друг на друга. Они находили корреляции между физическим и психическим здоровьем пациента (23). Уже Авиценна рассматривал возникновение болезней в комплексе эмоций, чувств, и духа. Франц Александер разработал динамическую взаимосвязь между сознанием и телом, а Зигмунд Фрейд доказал глубинную роль подсознания в возникновении болезней. Многие авторы впоследствии рассматривали физические расстройства через призму психологических (24).

Mind-body (холистическая телесно-духовная) медицина концентрируется на взаимных связях духа и тела. При этом лечебные воздействия включали как ментальные, так и соматические методы воздействия на тело, дух и разум (25).

Терапия окружающей средой

Терапия окружающей средой для нужд здравоохранения предусматривает управление организмом через регулируемую внешнюю среду, которая оказывает целевое давление на пациента, препятствуя проявлениям болезни, госпитализации, улучшает качество терапии, процесс заживления, и иногда, предотвращая тяжелые утраты.

Философия, ведущая к этому направлению — экологическая психология, психонейроиммунология, и эволюционная биология. Общая связь этих явлений — исследования физиологии, эффектов поведения, стиля жизни и стресса у человека, на эффект выздоровления. В психологическом отношении восстановительно — ориентированная окружающая среда позволяют пациентам и семьям эффективно выздоравливать, или держать болезнь под контролем.

Есть значительные методические трудности в том, что составляет лечебную окружающую среду. Так лечение в удаленных от центра общинах для наркоманов и алкоголиков развилась с начала 1980-ых как терапия окружающей средой. При этом высокий уровень проекта обеспечивает физическое, эмоциональное, и духовное выздоровление. Оформление гостиниц тоже отвечает высоким стандартам, ориентированным на новый стиль жизни.

Цель целебной окружающей среды состоит в том, чтобы активировать процесс сознательного самовосстановления и духовного роста. Места пребывания при этом должны сокращать уровень стресса, создавать комфортное душевное состояние, поощрять терапевтические изменения (26). Это — подход проектирования, нацеленный на устранение экологических стрессоров и размещения пациента в гармоничном контакте с природой, в создании стимулирующей обстановки для терапии.

Психология здоровья включает в себя это направление, как элемент потенцирования лечения, и устранения психологических барьеров к выздоровлению.

Магистратура по психологии здоровья, а также 4-месячные курсы последипломного усовершенствования открыты на факультете психологии ПГЛУ, г Пятигорск, кафедре психологического консультирования. Программы, уровень обучения и аккредитация соответствуют международным стандартам. Проводятся интернациональные стажировки и обмен студентами с университетами Израиля, Греции, США, Италии.

Литература:

1. Биопсихосоциальная модель развития болезней.- Wikipedia-http://en.wikipedia.org/wiki/Biopsychosocial_model

2. Diabetes prevention program Research Group (1999). Decision and methods for a clinical Trial in the prevention of type 2 diabetes. Diabetes Care, 22,623-634.

3. Craighead WE, Miklowitz DJ. Psychosocial interventions for bipolar disorders.J.Clin. Psychiatry.2000; 61 (supple 13): 58-64.

4. Marks, D. F., Murray, M., Evans, B., Willig, C., Woodall, & C., Sykes, C. (2005). Health psychology: Theory, research and practice (2nd ed.). Thousand Oaks, CA: Sage

5.А.В.Кудрявцев. Обзор методов создания новых технических решений. ВНИИПИ. Москва, 1988, с.34.

6. Matchett E., Briggs A. H. Practical design based on method (fundamental design method). The design method, Gregory S. (ed), Butterworths, Loiadon, 1966.

7. Sharman, S. J., Garry, M., Jacobsen, J. A., Loftus, E. F., & Ditto, P. H. (2008). False memories for end-of-life decisions. Health Psychology, 27, 291-296.

8. Beirness, D. J. (1993). Do we really drive as we live? The role of personality factors in road crashes. Alcohol, Drugs & Driving, 9, 129-143.

9. Pierce, J. P. & Gilpin, E. A. (1995). A historical analysis of tobacco marketing and the uptake of smoking by youth in the United States: 1890-1977. Health Psychology, 14, 500-508

10. Johnson, J. V., Stewart, W., Hall, E. M., Fredlund, P. & Theorell, T. (1996). Long-term Psychosocial work environment and cardiovascular mortality among Swedish men. American Journal of Public Health, 86, 324-331.

11. Kasl, S. V., & Cobb, S. (1970). Blood pressure changes in men undergoing job loss: A preliminary report. Psychosomatic Medicine, 32, 19-38.

12. Whalen, C. K, Jamner, L. D., Henker, B., & Delfino, R. J. (2001). Smoking and moods in adolescents with depressive and aggressive dispositions: Evidence from surveys and electronic diaries. Health Psychology, 20, 99-111.

13. Hershey, J. C., Niederdeppe, J., & Evans, W. D. (2005). The theory of ‘truth’: How counterindustry campaigns affect smoking behavior among teens. Health Psychology, 24, 22-31.

14. Ogden, J., Bavalia, K., Bull, M., Frankum, S., Goldie, C., Gosslau, M., et al. (2004) ‘I want more time with my doctor’: A quantitative study of time and the consultation. Family Practice, 21, 479-483.

15. Kompier, M. A. J., Aust, B., van den Berg, A.-M., & Siegrist, J. (2000). Stress prevention in bus drivers: Evaluation of 13 natural experiments. Journal of Occupational Health Psychology, 5, 32-47.

16. Cassileth, B. R., Lusk, E. J., Strouse, T. B., Miller, D. S., Brown, L. L., Cross, P. A., & Tenaglia, A. N. (1984). Psychosocial status in chronic illness. New England Journal of Medicine, 311, 506-511.

17. Lander, D. A., & Graham-Pole, J. R. (2008). Love medicine for the dying and their caregivers: The body of evidence. Journal of Health Psychology, 13, 201-212.

18. Marks, D. F., Murray, M., Evans, B., Willig, C., Woodall, & C., Sykes, C. (2005). Health psychology: Theory, research and practice (2nd ed.). Thousand Oaks, CA: Sage.

19. Boyle, C. M. (1970). Difference between patients’ and doctors’ interpretation of some common medical terms. British Medical Journal, 2, 286-289.

20.Clark, M., Hampson, S. E., Avery, L., & Simpson, R. (2004). Effects of a tailored lifestyle self-management intervention in patients with type 2 diabetes. British Journal Of Health Psychology, 9 (Pt 3), 365-79.

21.Melzack, R. (1975). The McGill Pain Questionnaire: Major properties and scoring methods. Pain, 1, 277-299.

22. Uexkьll, Thure von (ed.) (1997). Psychosomatic Medicine. Urban & Schwarzenberg, Mьnchen. ISBN 3541135115.

23. Nurdeen Deuraseh and Mansor Abu Talib (2005), «Mental health in Islamic medical tradition», The International Medical Journal 4 (2), p. 76-79.

24. Erwin, Edward (2002). The Freud Encyclopedia: Theory, Therapy and Culture. Routledge. pp. 245–246. ISBN 978-0415936774.

25. Melmed, Raphael N. (2001). Mind, Body and Medicine: An Integrative Text. Oxford University Press Inc, USA. pp. 191–192. ISBN 978-0195131642.

26. Malkin, Jain; Healing Environments at the Century Mark: the Quest for Optimal Patient Experiences; unpublished article by summarizing a presentation given at a mini-course sponsored by the Institute for Healthcare Improvement and The Center for Health Design, October 2003.

Читать полностью

Укусы собак оставляют и эмоциональные шрамы

У некоторых детей укусы собак могут привести к посттравматическому стрессовому расстройству (ПТСР), предупреждают китайские учёные, наблюдавшие маленьких пациентов, которые обращались в травмпункты по поводу нападений животных. В Китае ежегодно регистрируется миллионы подобных случаев.

Посттравматическое стрессовое расстройство может развиваться после событий, связанных с угрозой жизни пострадавшего — например, после автокатастрофы или изнасилования.

Людей, страдающих ПТСР, мучают кошмары и навязчивые воспоминания о травмировавшей ситуации, лишающие их покоя и мешающие жить. Но особое беспокойство вызывает ПТСР у детей, отмечает д-р Nancy Kassam-Adams из Центра по изучению детского постравматического расстройства при детской больнице в Филадельфии, поскольку может нарушать их дальнейшее развитие.

В ходе исследования д-р Li Ji, педиатр, работающий в больнице при Пекинском объединенном медицинском колледже, и его коллеги обследовали 358 детей 5-17 лет, обращавшихся в травмпункт Народной больницы при Пекинском университете по поводу укусов животных. Большинство детей пострадали от укусов собак, но были и те, кого покусали кошки, кролики, крысы или морские свинки.

Детям провели соответствующее лечение, включая наложение швов на раны, прививки от бешенства и курс антибиотиков. Кроме того, всех их проверили на предмет признаков ПТСР в день обращения, а затем спустя неделю и 3 месяца после инцидента.

Через 3 месяца после укуса животного ПТСР было диагностировано у 19 из 358 участников. Наибольшему риску ПТСР подвергались пострадавшие с тяжёлыми ранами, которым требовалось стационарное лечение: ПТСР развилось у 10 из 38 таких детей. Различий по частоте развития ПТСР у детей разного возраста и пола не отмечалось.

И хотя в исследовании участвовало не так уж много детей, частота развития ПТСР (5%) после укусов животных, по словам д-ра Kassam-Adams, совпадает с данными других исследований. Между тем, данные настоящей работы могут не отражать реального положения вещей, говорит она: многие дети могут с трудом возвращаться к нормальной жизни после травмы, но при этом их состояние не подпадает под критерии ПТСР.

Дело может быть не только в самом факте укусов, но и в том, какой отклик находят пострадавшие при обращении в травмпункт, продолжает д-р Kassam-Adams, не участвовавшая в исследовании, — очень важно уделять внимание психологической стороне травмы, а не только физической.

Читать полностью

Америка может столкнуться с острым дефицитом психиатров

Спрос на психиатров в Америке растёт быстрее, чем на представителей любой другой медицинской специальности, согласно новому исследованию компании Merritt Hawkins при AMN Healthcare company /США/. Годичный обзор среди свыше 2 тыс. 800 врачей показал, что спрос на психиатров вырос на 47% в 2010 году по сравнению с прошлым годом и на 121% — по сравнению с тремя годами ранее. Эксперты были удивлены такой тенденцией, выявленной во время экономического спада.

Между...

Читать полностью

Дневная сонливость вызывает депрессию у школьников

Старшеклассники с чрезмерной дневной сонливостью имеют повышенный риск депрессии, выяснили американские медики. Согласно полученным результатам, школьники старших классов в три раза чаще испытывают сильные симптомы депрессии, если не высыпаются ночью, а днём то и дело впадают в дрёму.

В исследовании, проведенном медицинской школы Роберта Вуда Джонсона /США/, приняли участие 262 старшеклассника со средним возрастом 17,7 лет. Дневная сонливость была...

Читать полностью

Психиатры предлагают лечить солдат от стресса с помощью собак

Армия может использовать собак не только для службы, но и чтобы помочь солдатам восстановить психическое здоровье после посттравматического стрессового расстройства, считают специалисты Университета Пенсильвании National Alliance on Mental Illness /NAMI, США/. Животные — это не просто помощники в сложных военных обязанностях и не только милые домашние друзья, говорят психиатры. По их словам, уже давно доказано, что животные обеспечивают нам такую...

Читать полностью

Bayer Schering Pharma ведет переговоры о начале производства лекарств в России

Фармацевтическая компания Bayer Schering Pharma (BSP) не исключает возможности локализации производства лекарственных препаратов в РФ в рамках соглашений с российскими компаниями, сообщает РИА Новости со ссылкой на сообщение компании.

«Российский рынок является приоритетным направлением для Bayer Schering Pharma, к нему приковано самое пристальное внимание со стороны руководства компании. Сейчас идут переговоры о сотрудничестве в области производства некоторых...

Читать полностью

Российские генетики разработали и запатентовали новый комплексный метод лечения алкоголизма

Новый комплексный метод избавления от алкогольной и наркотической зависимости разработали российские генетики. Как сообщила руководитель междисциплинарной научной группы, кандидат биологических наук Марина Аксенова,»в лечении алкоголизма очень важно знать, по какому типу протекает заболевание». По ее словам, ученые группы по итогам проведенных исследований выявили «семь генетически обусловленных типов нарушений нейромедиаторного обмена в головном мозге».

Оптималь...

Читать полностью

Курение связано с повышенным риском депрессии

Курение повышает риск развития депрессии, согласно результатам большого продольного исследования, сообщают ученые из Новой Зеландии.

Наличие зависимости от никотина более чем в два раза повышало вероятность развития депрессивных симптомов.

Ведущий исследователь Дэвид М. Фергюсон (David M. Fergusson) (Christchurch Health and Development Study at the University of Otago, Dunedin, New Zealand) сказал в утверждении, что природа связи между курением и депрессией...

Читать полностью

Депрессия может обернуться слабоумием

депрессия

Депрессия повышает риск развития слабоумия.

К такому выводу пришли американские ученые по результатам 17-летних наблюдений за 949-ю людьми. В начале изучения никто из них не имел симптомов деменции, но 125 человек (13%) страдали депрессией.

Как передает портал «Компьюлента», к концу эксперимента средний возраст испытуемых составлял 79 лет. У 164-х было диагностировано слабоумие, причем у 136 — болезнь Альцгеймера. Недуг поразил 22% тех, у кого в начале...

Читать полностью