Психолог и его личная терапия

Психолог и его личная терапия

Я- психоаналитик. У нас принято всенепременно проходить личный анализ. С одной стороны, конечно, это несколько смахивает на «финансовую пирамиду». С другой стороны, кого мы получаем после окончания института? Мы получаем человека, хорошо знающего теорию. Например, он прекрасно разбирается в видах защит психики, освоил классификации характера не только в психоанализе, но психиатрические. Он сдал на пятерки предметы о различных направлениях психологии, невольно повесил психологические ярлыки всем друзьям (кто этим не грешил?). Словом, выучился. Но в личную терапию не пошел, как многие его коллеги, начавшие терапию до обучения или одновременно с обучением. Не пошел, потому что мало времени, потому что боится узнать о себе что-то, потому что не хочет быть в подчиненном, как ему кажется, положении, потому что умный и так. Причины всегда найдутся.

Он начинает работать. Применяет теорию, чувствует контрперенос (он учил, узнал его, отличник). Он даже согласен, что ему нужны супервизии. Человек растет. Может он таким образом работать? Наверное, может. Кто-то практически здоров психологически (вопрос «Как же он тогда вообще задумался о профессии психолога?»), кто-то гений, кто-то работает в тех областях, где не требуется глубокое погружение в психику (консультации одной встречи, доулы, коучи и пр.)

Что мы имеем, если человек работает с психикой на глубоком уровне? Пример психоанализа мне ближе, поэтому покажу на нем.Самое слабое место: человек не знает себя. То есть, он думает, что он прекрасный человек (или ужасный), что он эмпатичный, что все понимает и знает.Любопытно, что если вопрос про самопознание задать человеку, который проходит свой анализ уже в течение какого-то продолжительного времени, то ответы удивят: человек понимает, что еще не узнал себя. Многое поменялось, да, но есть еще поле для работы над собой. Получается, что до того, как начался анализ, человек думает, что себя знает, а потом оказалось, что это не так.Что такое ужасное можно найти внутри себя? Что пугает в процессе анализа? Много всего. Пугает неидеальность, пугает беззащитность, чувства к аналитику, злость.Но только личная терапия дает возможность увидеть, что злость и любовь могут не разрушить значимую фигуру, что то, что казалось очевидным и правильным, может быть и другим, что жить может стать спокойнее, интереснее и легче.

Чем еще полезна личная терапия? Можно лично увидеть, как работают защиты. Когда- раз- и половина сессии стерлась из памяти (вытеснилась- значит, теория работает, это не выдумка!), когда не хочется приходить на сессию, а потом на ней открывается что-то, от чего как раз и хотелось сбежать, или наоборот очень хочется, и не страшно, что этот порыв будет понят не так. У кого-то из психологов были в жизни сложные моменты, но, оказывается, аналитик, действительно тот человек, которому можно рассказать об этом. А детские страхи, активизирующиеся именно в кабинете. И детские эмоции. Можно увидеть, что психотерапия- действительно отношения, можно научиться строить их, чтобы позднее уметь построить их со своим пациентом. Побыть «в шкуре» пациента- не унижение, а необходимость, чтобы не вредить. Иногда на определенных пациентов возникают определенные эмоции. Узнать и понять, что они обозначают может, конечно, помочь теория, но поскольку мы все индивидуальны, то и реакции будут отличаться. Кто-то на нарцисса будет злиться, кто-то сильно тосковать в кабинете, кто-то засыпать. Знания о своих реакциях помогают в работе.

Помимо этого не надо забывать, что терапия лечит. Соответственно, «вылеченный» аналитик меньше несет своего личного и непроработанного в терапию (например, не посоветует пороть ребенка, которого и так фрустрируют в семье, потому что его самого пороли, и это уже вросло в психику, как единственно верный прием правильного воспитания: теорию он учил, а все равно лезет свое). Всем хочется думать, что с ними точно все хорошо. А если нет? А если специалист сам пограничный, но не знает об этом (что вполне возможно как раз в случае острого нежелания разбираться в себе)? Как он будет лечить невротика, считающегося менее нарушенным? К чему это приведет? Ни к чему хорошему не приведет, к сожалению. А люди идут… Да, идут почти ко всем. Идут и к травмирующим. Потому что они повторяют привычные им отношения: ретравматизируют. Толку от этого никакого, вреда много, но деньги специалист получит. В итоге терапия превращается в отыгрывание с двух сторон.И тут уже вся надежда на супервизора: заметить. Думаю, одна из следующих статей будет посвящена как раз супервизиям.
Спасибо за внимание!

Добавить комментарий