Психология обиды

Психология обиды

Обида — это состояние, присущее детскому возрасту, именно там оно зарождается, а потом сопровождает нас по жизни. Вместе с тем, обида — это нормальное человеческое чувство. В повседневной жизни это чувство возникает, когда происходят события, незапланированные нами, что-то происходит неприятное нам. Вдруг жизнь идет не по тому маршруту, плану, как нам хотелось бы. Мы не знаем, как быть с этим, не готовы к такому повороту событий, хотим защититься от ситуации, от обстоятельств, и как защитная реакция возникает чувство обиды.

Обида: откуда она берется и что делать
Итак, обида — это естественное реакция, которая периодически будет нами проживаться. Т.е. даже занимаясь духовной практикой, невозможно до конца освободиться от этого чувства, другой вопрос, что мы можем научиться его контролировать, но в глубине души, порой мы будем задеты, уязвлены. В противном случае, мы должны стать бесчувственными роботами.

Однако есть другое понятие — обидчивость, то есть хроническое состояние обиды. От чего мы точно с вами должны освободиться, так это от обидчивости как от качества характера. Обидчивость — это понятие более ментальное, это уже умонастроение. И это уже диагноз, это уже повод для беспокойства.Психологи говорят о том, что обидчивость — это проявление детского ЭГО-состояния. То есть снаружи нам может быть 30 или 60, а внутри мы можем чувствовать себя, как 5-летний напуганный ребенок или бунтующий подросток Говорится, что в каждом из нас всегда живет ребенок, вне зависимости от нашего возраста. И этот ребенок или счастлив или одинок внутри нас. Порой именно он принимает за нас решения, выдает эмоциональные всплески, непредсказуемое поведение, и именно он способен легко обучаться, находить самые невероятные творческие решения. Ребенок внутри нас будет всегда продолжать жить, и чем больше ему будет интересно в этом мире, тем будет интереснее нам с вами. Никогда мы своего внутреннего ребенка не убьем, слава Богу. Нам нужно создать ему комфортные условия для его развития.

Но помимо ребенка внутреннего, влияющего на нас подсознательно, должна быть на уровне сознания зрелая личность, которая собственно говоря и управляет жизнью. Так зрелая личность способна после какого-то мгновения, когда произошло затуманивание разума эмоциями, продолжить разговор. Зрелая личность во взрослом состоянии может сказать: «Извини, пожалуйста, твои слова были для меня болезненными. Я думаю, ты не хотел меня обидеть?!» Простая казалось бы фраза. Скажите, пожалуйста, если вам вот такую фразу говорят, даже если у вас был злой умысел обидеть, какие эмоции она вызывает?

Даже если предположить, что вы такое демоническое создание, ваша цель обижать людей. В жизни таких личностей практически не бывает. Чаще мы обижаем случайно, подсознательно, не ставя перед собой цель обидеть. Но если вы услышите такие слова, неизменно придет раскаяние и стыд. Это естественно, потому что думаешь: «Боже мой, ну нет, конечно. Простите, я не хотел обижать. Ты вообще меня не понял. Я хотел бы тебе разъяснить». И тогда вы, прояснив ситуацию, можете понять суть, без обиды. Это уже функция взрослого человека, это функция разума. При таком разрешении ситуации мы действительно хотим услышать человека.

К сожалению, в большинстве случаев мы не хотим слышать друг друга, мы хотим слышать только себя и ту точку зрения, которая так или иначе совпадает с нашей. Но если мы хотим проявить уважение к человеку, мы обязаны прояснять ситуацию, даже, если его слова вызывают у нас боль. Я обозначаю свое желание прояснить ситуацию — это функция зрелого человека.

Очень важно научиться обозначать свои чувства. И научиться это нужно в модели «я-сообщения». Чаще мы говорим — «ты-сообщениями». Мы говорим: «Ты меня раздражаешь, ты меня беспокоишь, ты поступаешь так или иначе». Т.е. мы все время начинаем свою речь с местоимения «Ты», и практически никогда не говорим «Я».

Что значит — «я-сообщение»? Когда я говорю о своих чувствах и о своем пожелании, начиная с местоимения «Я». Например, я говорю: «Я сейчас чувствую боль» или «я сейчас чувствую, как во мне вскипает волна раздражения», или «я сейчас чувствую, что у меня страх появляется, у меня появляется недоверие». Я даю отчет тому, что я чувствую в данный момент времени. Очень важно понять, что мы всегда что-то чувствуем.

Другой вопрос, что нас не обучали этому. На семинаре «Окна в мир ребенка», где я обучаю родителей осознанному родительству, я всегда прошу родителей обозначать чувства ребенку в моменты его эмоциональных реакций, таким образом мы помогаем нашему ребенку знакомиться с миром эмоций и чувств. Я говорю о том, что в период, когда ребенок маленький, он не понимает, что с ним творится, ему нужно рассказывать. Ему нужно обозначать его чувства и эмоции. Например, ребенок топает ножками, и мы говорим — я вижу, как ты гневаешься, как тебя что-то не устраивает. Т.е. мы обозначаем это, и ребенок понимает, что маму не пугает его поведение, маму это не раздражает. Чаще в жизни родители кричат на ребенка: «Сейчас же замолчи! Иначе в угол поставлю…» Т.е. начинают раздражаться, при этом полностью игнорируя эмоцию ребенка. И ребенок тогда зажимает свои эмоции. Но так как он живое существо, он продолжает их испытывать. Он начинает их испытывать весьма странным образом.

Есть 4 базовые эмоции, которые испытывает человек:

печаль
радость
страх
гнев.
Я вас попрошу подумать, какая из этих эмоций вам была в детстве запрещена? Мы сейчас с вами будем говорить об этом. И мы будем видеть как из того, что нам запрещали естественное проявление наших чувств и эмоций, что в результате получается.

Печаль. Кому была запрещена проявление печали в детстве? Т.е. когда вы печалились, вам говорили: «Что ты делаешь такое лицо, ну-ка перестань!» Вам не давали быть в печальном настроении. Либо как-то отвлекали, либо развлекали, либо что-то делали, но печаль была запрещена.

Интересно, что на смену запрещенной эмоции, приходит какая-то другая эмоция, так называемая рэкетная эмоция. Слышали понятие рэкет? Так вот существует эмоциональный рэкет. Я начинаю эксплуатировать другую эмоцию, которая разрешена, которая в нашем роду, приветствуется. Могу сказать, что эта история про меня. У нас в доме была запрещена печаль. Альтернативой ей была радость. Т.е., если человек печалился в нашем роду, то это не приветствовалось. Приветствовалось радость, и проявлялось это следующим образом. Есть такой сценарий жизни, называется «радуй других». Т.е. люди, которые живут по такому сценарию, в любой компании начинают сразу балагурить, шутить, как-то подбадривать всех. Как только появляется компания, они начинают работать культмассовиками-затейниками. Надо сказать, что это замечательная способность, но плохо когда вы это делаете фактически без выбора. Это ваше принудительное поведение, ваше принудительное поведение заводить всех. Вы просто не можете допустить, чтобы кто-то грустный сидел. Обязательно вам надо грустного рассмешить.

По этому поводу есть хороший анекдот. Один человек приходит на прием к психотерапевту и говорит: «Вы знаете, у меня суицидальная депрессия. Я просто не могу жить! Помогите мне, пожалуйста, мне невыносимо плохо!» Психотерапевт: «Извините, но мой прием на сегодня закончен. Но я могу пригласить Вас с собой в цирк. Я как раз собираюсь на представление. В наш город приехала такая замечательная труппа, там такой прекрасный клоун!» На что пациент отвечает: «Видите ли, доктор, я как раз и есть этот клоун!».

Среди нас есть люди, которые в силу своей профессии такие «балагуры», похожие на Михаила Жванецкого. Если вы спросите их близких, какие они в быту, то как правило они очень склонны к депрессиям. Но как только они видят зрителя, как только видят взгляд со стороны, начинают что-то изображать. Этот взгляд они помнят с детства, это взгляд их мамы или папы. И поэтому теперь любой взгляд, адресованный вам, это повод для проявления артистических способностей. Для окружающих такой человек очень привлекателен, душа компании. Его везде приглашают, с ним весело. Но еще одна проблема, кто бы развеселил его. Потому что у него состояние на самом деле не радужное, даже когда улыбается. У меня была одна девушка на дыхательной терапии. Терапия глубоким дыханием используется с целью очищения подсознания. Вы дышите глубоко, сосредотачиваетесь на дыхании, не контролируете ситуацию, звучит специальная музыка. Девушка рыдала во время терапии, но параллельно со слезами у нее было широко растянутое в улыбке лицо. Это была гримаса смеха. Такое состояние было у человека. Окружающие никогда не поверят, что у такого весельчака могут быть проблемы.

Гнев. Если вам был запрещен гнев, очень часто на смену ему как рэкет приходит страх. Такие люди часто тихие, молчуны, предпочитают быть в стороне, не любят открываться и т.д. Почему? Они на самом деле боятся. Потому что, при достаточно глубоком контакте они начинают чувствовать, как «что-то» изнутри поднимается. Они боятся вот этого «что-то», предпочитают отходить. Поднимается на самом деле гнев. И терапия у таких людей будет идти через проживание гнева, через отпускание гнева. У них был реальный повод гневаться, у них были все основания гневаться. И им просто запретили. А запретить человеку испытывать естественные эмоции, значит, подавить их. Человек — это такой вид жизни, который может трансформировать эмоции. Мы можем с вами трансформировать печаль в радость, обиду в чувство благодарности. Очень много возможностей дает человеческая форма жизни, но только на уровне разума. Если же эмоции просто подавлены, то человек со стороны выглядит как контролирующий свои эмоции. Но на самом деле он их просто боится. Он их боится проявлять, проживать. Страх, что я сейчас впаду в какую-то неконтролируемую ситуацию, приводит к тому, что мы просто избегаем этих чувств. Вот это опять таки рэкетная эмоция.

Радость. Поговорим о радости. Во многих семьях эта эмоция запрещена, особенно на Руси. «Смех без причины признак дурачины». «Много будешь смеяться, много будешь плакать». У нас есть лозунги, которые просто как сценарий передаются из поколения в поколение. Можно видеть такое семейное клише печали на лице. Мама такая, бабушка такая и дочь такая. Это как Пьеро. Приведу пример из практики. Как-то ко мне на консультацию пришла женщина. Ее очень беспокоило, что дети не хотят общаться с ней и стараются сбежать из дома. Когда она зашла, было такое ощущение, что «вкатилась слеза». Возможно, у детей видимо другой сценарий, они не хотят печалиться? Сейчас дети очень грамотные. Когда родители дают советы, дети часто советуют родителям самим воспользоваться ими. Их не вдохновляют ни грустный вид родителей, ни их «успех» в жизни. «Какое ты имеешь право мне говорить, как быть счастливым, я же вижу, что ты несчастна»,— говорит дочь матери. Действительно, как мы можем осчастливить других людей, если ходим все время с грустными лицами.

Страх очень часто был запрещен в детстве, особенно мужчинам. «Мальчики никогда не плачут». На самом деле, мальчики тоже боятся. Но вопреки всем его чувствам, он должен быть бесстрашный робот. Жены ожидают от мужей только правильных решений, но иногда мужчине страшно, он тоже может плакать. Это нормально. Если мужчина не доверяет себе эти чувства, он запрещает вам их испытывать. Мужчина, который не чувствовал своих слез, когда вы будете плакать он будет впадать в ступор, он будет делать вид, что он не видит. И ему будет легче уйти из дома. Потому что у него в сердце будет происходить что-то непонятное, и ему станет страшно.

В таком случае, когда определенные эмоции не реализованы естественно, отношения в браке становятся проблематичными. Человек не знает, что он чувствует, что он испытывает.И так, вот это основные эмоции и они на самом деле важные. И мы говорили о том, что человек всегда что-то чувствует. И каждому из нас нужно понимать, что я чувствую в данный момент времени. Потому что очень часто, на вопрос, что ты чувствуешь, человек говорит: «Я думаю, что я чувствую страх, например, или гнев… Т.е. у него контакт с умом налажен, с ментальной функцией ума, а контакт с эмоциональной функцией ума совершенно не налажен. Сначала он подумает, потом он почувствует.

Иному человеку легче что-то сделать, чем почувствовать. В этом случае начинают спрашивать, что делать? «Я почувствовала, что мне это запрещено, это запрещено, что мне делать?» Вам нужно научится чувствовать, не делать, замечу я. Делать ничего не нужно. Мы уже наделали столько всего, можно бы расслабиться. Нам нужно научиться внутренней жизни, потому что внешней жизни мы уже обучились. Мы понаделали много нужного и ненужного, теперь нам нужно соприкоснуться с самим собой, соприкоснуться со своим внутренним миром и почувствовать, действительно, а что я сейчас чувствую. Иногда, одним словом это описать сложно. Потому что наши чувства глубже, шире.

Мы можем просто сказать, гнев. Но, если попросить 5 гневливых людей, которые в данную минуту находятся в состоянии гнева, описать свой гнев, то получится ровно 5 версий. Один скажет: «У меня такое чувство, что я весь сейчас наполняюсь как раскаленный шар. У меня такое чувство, что весь этот шар сейчас взорвется и оттуда польется лава». Другой скажет: «У меня такое чувство, как будто меня сжало изнутри, я становлюсь сжатым комком. И этот комок становится все тверже, тверже, тверже». Оказывается, гнев может быть разным. А третий скажет: «У меня стучит все внутри, такое чувство, что волны перекатываются».

Добавить комментарий